Ночь с 26 на 27 марта Амерхан (имя вымышлено), сотрудник ОБ ППС Ингушетии запомнит уже надолго. А почему бы и не помнить? Ведь таких дней мало бывает в нашей обыденной жизни. Именно в тот день он вместе со своими коллегами во всей своей красе выполнил свой служебный и гражданский долг. Но все по-порядку.

03:34 мск
Амерхан был дежурным смены, когда ему позвонили сверху, и сказали в срочном порядке созвать весь батальон. Еще до того, как человек на другом конце провода докончил речь, Амерхан уже знал в чем дело – разгон мирной демонстрации в центре столицы Ингушетии. Но приказ, есть приказ – вертелось у него в голове, когда он обзванивал каждого коллегу по службе, и верного товарища, готового схватить пули вместо него.

03:58 мск
Ребята собрались. Как и Амерхан они знали, для чего их вызвали. Каждый думал о своём, но одни мысли были у всех общими – как мы сможем поднять руку на свой народ? А может не придется, они сами уйдут? А если уволят, как быть моей семье?

04:36 мск
Магас был забит военной техникой и Россгвардейцами с других регионов страны, обмундированных с ног до головы. Каждый военный занял боевую позицию, на высотных зданиях притаились снайперы, все ждали приказа. Амерхан вместе с коллегами завершает коллективный утренний намаз, и в спешке начинает собираться выезжать на площадь. Мысли у всех были те же – «хоть бы без кровопролития».

05:00 мск
Первый приказ: выстроиться вокруг митингующих, через громкоговоритель призвать покинуть площадь. Люди стоят, они в недоумении – их хотят разогнать с площади их собственного города. Второй приказ: бросить шумовые гранаты. На ингушей это не особо подействовало, кто-то на скамье даже проснулся ото сна. Командование в недоумении. «Что с ними делать, черт побери?», – произносит про себя командующий операцией. Еще один приказ: в бой не вступать, может одумаются.

05:48 мск
Амерхан вместе с коллегами наблюдает со стороны. «Даже если Россгвардейцы без нас будут разгонять людей, как мы будем стоять в стороне, мы поклялись защищать безвинных, а это тем более наш народ», – думает каждый про себя. Русский солдат недалеко просит закурить. Мы не курим – говорит Амерхан. – Молодцы – говорит солдат, и добавляет – жалко мне этих людей на площади, не заслуживают они этого. Начинает светать, новых приказов нет…

07:25 мск
Уже когда ингушский батальон вздыхает с облечением, что, видимо, руководство республики решило не трогать митингующих, поступает срочный приказ – разогнать людей с площади любым путем. Росгвардейцы выстроились в ряд с обеих сторон, окружив малочисленную толпу – не больше 100 человек. Ингушскому батальону приказ – в бой не вступать. Среди митингующих старики, они просят молодых успокоиться, которые взяли их в «кольцо», дабы защитить.

07:30 мск
Росгварйдецы наступают, у людей не получится защищаться сразу с двух сторон, их слишком мало. У Амерхана и его коллег много мыслей в голове, но одна звучит громче всех – мы поклялись защищать безвинных, свой народ. Совершенно без слов каждый смотрит друг на друга, все понятно – либо мы с народом, либо против него.

07:35 мск
Мимо командующего операцией проходит 19 ингушских сотрудников ОБ ППС и идут в сторону площади. Командующий состав в недоумении от происходящего. Митингующие смотрят в сторону ингушских сотрудников. «И эти тоже против нас», – промелькает у них в голове. Но уже приблизившись ППС-ники становятся лицом к росгвардейцам и спиной к своему народу. И уже аналогичная мысль проскакивает в голове у военных: “Теперь и эти против нас”.

На следующий день
19 человек ОБ ППС, включая Амерхана, уволили в тот день с работы. Но все это заглушала одна радостная мысль: “ОНИ ТАК И НЕ СМОГЛИ РАЗОГНАТЬ МОЙ НАРОД”.

©Мартин Хамхоев

Оставить ответ

Please enter your comment!
Пожалуйста, введите Ваше имя здесь