В 2013 году на конференции мусульман Ингушетии было решено ужесточить наказание за умыкание девушек с целью вступления в брак. После трехчасового обсуждения участники встречи одобрили резолюцию, призванную свести на нет похищения потенциальных невест.

С тех пор провинившемуся смельчаку необходимо уплатить крупный штраф («г1од» — по-ингушски) в размере 200 тыс. рублей. Газета «Ингушетия» разбиралась в том, помогла эта мера остановить умыкания, и приходилось ли в республике кому-то выплачивать «г1од».

В управлении по делам религии при Главе РИ отмечают эффективность наказания рублем и снижение количества умыканий.

— Количество похищений действительно сократилось, и крадут теперь редко. Некоторые люди многое готовы сделать, чтобы не платить, — отмечает сотрудник управления Исса Манкиев.

Сам Исса Манкиев является также имамом одной из мечетей в с. п. Долаково Назрановского района. С тех пор как ввели штраф за умыкание, он знает только об одном случае похищения в своем селе. В отношении нарушившегося ва1ад (общенародное решение алимов и старейшин) была применена обещанная мера воздействия, и несостоявшемуся жениху пришлось выплатить штраф («г1од») в оговоренном размере — 200 тысяч рублей.

— Всего один такой случай припомню. Парень похитил, но затем раскаялся, вернул девушку обратно и не возражал против уплаты штрафа. Часть суммы он уже внес, оставшуюся выплатит в скором времени, — рассказал по этому поводу Исса Манкиев.


Сумма «г1од» передается в ближайшую мечеть и затем направляется на богоугодные дела.


Газета «Ингушетия» пыталась выяснить, каково количество умыканий за то время, что введен штраф, и какова картина с выплатами «г1од». Но, как уверяет Исса Манкиев, такая информация нигде не фиксируется и управление по делам религии общими цифрами также не располагает.

— Никто вам такую информацию не даст. Об этом знают только имамы на местах. Как я знаю, что делается у меня в селе, так и другие имамы владеют такими сведениями в своих населенных пунктах, а общей базы такой нет, — заключает собеседник.

В соседнем от Долаково поселении Кантышево картина оказалась немногим хуже. Как сообщил «Ингушетии» местный имам Джабраил Арчаков, здесь на нарушение «ва1ада» решились примерно четыре человека. Им был объявлен «г1од», и все нарушители его выплачивают.

— Сразу у людей не получается всю сумму оплатить, они выплачивают частями, кто сколько может. Но такого, чтобы люди отказывались платить, у нас не было, — говорит он.

Это официальная информация, но в отдельно взятых случаях всё складывается не столь просто. Не так давно в Насыр-Кортском административном округе Назрани произошел реальный случай с «г1од», и история, несмотря на все перипетии, оказалась с хорошим концом.

— Мой родственник недавно украл невесту, и на него наложили «г1од». Но эта история сложилась намного раньше, когда девушка, которую он украл, была еще ребенком. Отец вот этой девушки, которую похищал мой родственник, еще 20 лет назад обещал своему другу, у которого был сын одних лет с его дочерью, что выдаст ее замуж за его сына, когда они подрастут. И вот это время настало. В доме девушки ожидали сватов. Но дело в том, что хотя эти молодые люди с самого начала знали об уговоре их отцов, сами категорически этого не хотели для себя. Этот парень уговаривал девушку переубедить своего отца женить его на ней. И, несмотря на все старания девушки, из этого ничего не выходило, так как ее отец был патриархальной закалки и не нарушил бы своего слова.

Примечательно, что и этот парень, и эта девушка хотели соединить свою судьбу с другими людьми. И другой молодой человек, который действительно хотел жениться на этой девушке, решился ее похитить в тот день, когда должны были прибыть сваты.

Умыкание состоялось, девушку, как и принято, вернули в тот же день. А долгожданная выдача дочери за сына друга была сорвана. Парню объявили «г1од», он оплатил штраф, но посылал людей к ее дому до тех пор, пока украденную им девушку не выдали за него замуж, — рассказала родственница умыкателя Мадина.

Вместе с тем многие жители республики считают, что, устранив одну проблему умыкания, подобное ужесточение привело к другой проблеме — сокращению браков.

«Ингушетия» решила проверить, соответствует ли информация о сокращении браков после введения «г1од» действительности. Согласно данным республиканского ЗАГС, опубликованным на их сайте, в статистике браков отмечается спад случаев заключения брака, начиная с 2014 года («г1од» был введен в ноябре 2013 года). Если обобщить количество браков за три года — с 2014 по 2016 гг., то получается 5986 заключенных браков, а за три года до объявления «г1од» (с 2011 по 2013 гг.) количество браков составило 7645.

2011 г. 2012 г. 2013 г. ШТРАФ 2014 г. 2015 г. 2016 г.
Количество браков 2856 2362 2427 2202 1975 1809

Общественный деятель, директор КПЦ «Ираз» Аза Дидигова уже не первый год говорит о том, что одновременно с прекращением практики умыкания необходимо молодым людям давать другое альтернативное решение.

— На мой взгляд, запрет на умыкание девушек — одно из самых мудрых решений, принятых в нашем обществе за последние десятилетия, так как это порицается и религией, и нашими исконными традициями. Но после запрета на умыкание перед нами четко обозначилась новая проблема, которая во многом и была причиной кражи девушек — огромные затраты на свадьбу.

Молодой человек, не имея этих 300-400 тысяч рублей на свадебные мероприятия, прибегал к умыканию. Начинать семейную жизнь с запретного нельзя, и я категорически против подобного. Но теперь, когда молодые люди остались одни против неумолимых общественных запросов, общество должно помочь им найти альтернативу кражи невест, переосмыслив подход к затратам на свадьбу и предсвадебные мероприятия. В настоящее время стоит острая необходимость, чтобы люди, глубоко знающие нашу религию и традиции, сообща навели здесь порядок, и молодые люди с наименьшими расходами, доступными им, могли сыграть свадьбу, — высказалась Аза Дидигова.

Источник: «Ингушетия» – интернет-газета

Оставить ответ

Please enter your comment!
Пожалуйста, введите Ваше имя здесь