У ингушей есть древняя традиция – белхи. Это коллективный неоплачиваемый труд. Если сосед строит дом, то к нему придут на помощь родственники, друзья и даже случайные люди. Родилась эта традиция в горных аулах, когда, для того, чтобы выкосить отвесный склон, мужчины должны были связаться одной верёвкой. Так, связанные одной верёвкой, они живут до сих пор. Хранят свою культуру, которая мало изменилась за века. Об ингушских традициях и семейных историях корреспондент «АиФ-Ростов» Светлана Ломакина поговорила с президентом национально-культурной автономии ингушей г. Ростова-на-Дону «Единство» Зелимханом Гиреевым.

О выстрелах и тёщах

Светлана Ломакина, «АиФ-Ростов»: Зелимхан, говорят, что Ростов случайных людей не задерживает. Вашу семью, как я знаю, город принял благосклонно. А почему переехали?

Зелимхан Гиреев: Наша семья жила в Грозном. А в 90-х годах прошлого века из-за известных событий, боевых действий, беззакония и так далее многие грозненцы эмигрировали за рубеж. Мои родители тоже приняли решение уехать, тем более, что некоторые наши родственники уже жили за границей. 1 сентября 1999 года мы приехали в Ростов, чтобы подготовить пакет документов для эмиграции, но ростовские родственники, которые работали в правоохранительных органах, убедили родителей, что надо оставаться здесь: чтобы говорить на русском языке, чтобы дети получили достойное образование, чтобы все были рядом. И мы остались. Никаких трудностей, действительно, не было: всё шло так, как будто мы и должны были остаться на донской земле. Три последних класса я окончил в Ростове, получил высшее образование, сейчас работаю в должности декана факультета дополнительного образования ростовского филиала Всероссийского государственного университета юстиции. И руковожу ингушским землячеством.

– Видела у вас в соцсетях, что по долгу службы вы встречаетесь со студентами и рассказываете им о традициях. Какие вопросы у них самые популярные?

– О свадьбах, почему там часто происходит стрельба? Эта традиция родилась у горных народов: дагестанских, чеченских и ингушских. И она была обусловлена жизненной необходимостью. Раньше, когда жених отправлялся в соседний аул за невестой, на месте делал один выстрел – этим самым подавал сигнал о том, что они прибыли и переходят к процедуре никяха – это религиозное оформление брака. Когда всё было сделано, перед возвращением домой делали ещё один выстрел: мол, мы невесту забрали, ждите. Наша нынешняя молодёжь, к сожалению, интерпретирует эту традицию иначе, что вступает с противоречие, как с исламом, так и с адатами (неписанными законами) ингушского народа. Ещё один интересный обычай, о котором спрашивают: почему у ингушей жених не должен видеть свою тёщу.

_______

ДОСЬЕ: Зелимхан Гириханович Гиреев родился 1 июля 1984 года в городе Грозном. В 2007 году окончил Академию правосудия. Декан факультета дополнительного образования ростовского филиала Всероссийского государственного университета юстиции. Президент национально-культурной автономии ингушей г. Ростова-на-Дону «Единство».

_______

– Наверное, для семейной жизни это плюс…

– Наверное (смеётся). Я женился в 2015 году и с тех пор ни разу не видел свою тёщу. Как и тестя. Но тем не менее, у тёщи я любимый зять. Никакой дикости в этой традиции нет – забрав их дочь из дома, я оказывают им высшую степень уважения.

– Погодите, а детей отвезти к дедушке и бабушке на выходные? У вас же есть дети?

– Есть, трое: два мальчика и девочка. Я везу их с супругой к дому бабушки и дедушки, они выходят из машины, я уезжаю. С родителями жены мы не видимся. Обычай не видеть тёщу закреплён в адате ингушского народа, но ингуши мусульмане, а согласно религиозным канонам, можно и нужно встречаться со своей второй мамой и оказывать ей всяческие почести. Выходим из положения так: я передаю подарки и могу помочь, когда это необходимо, деньгами.

40 тысяч рублей – калым за невесту

– Читала о ваших традициях и нашла вот что: мужчинам полагалось до старости иметь подтянутую фигуру, стыдно было иметь лишний вес, особенно в области живота. Стройность проверяли так: мужчина ложился на бок на землю, а в арку между его талией должна была пробраться кошка…

– Совершенно верно. По адатам ингушского народа мужчина должен быть поджарым, крепким и выносливым, чтобы носить оружие, чтобы хорошо держался в седле и мог легко передвигаться по горным тропам. Для крупного мужчины это сложно, и упитанные уважением не пользовались, общество это порицало.

– Но в Ростове везде вкусная еда, даже в вашей студенческой столовой. Как тут сохранить талию?

– Это проблема современности. Ну, вот я – борец, занимался профессионально спортом. После того, как женился, супруга начала готовить вкусные блюда – и всё… Однако правило поджарых мужчин появилось три века назад, когда ингуши жили в горах и пропитание надо было ещё добыть, вырастить. Сейчас соблюдать этот адат очень сложно: еды много и разной, так что этот обычай уходит в историю.

– То, что жена хорошо готовит, вы уже сказали. А как познакомились?

– Помогли родственники: сказали, обрати внимание. Я изучил её соцсети, 31 августа 2014 года написал первое сообщение, в сентябре приехал в Ингушскую Республику с подарками, мы увиделись и 2 ноября оформили наши отношения. Супруга у меня с двумя красными дипломами, блестяще знает английский и арабский языки, преподавала в республике, а сейчас, когда наш третий ребёнок подрастёт и мы отдадим его в садик, жена снова выйдёт на работу.

– Какие особенности есть в свадебных традициях ингушей?

– Выдача калыма. У нас его величина ограничена – это символический дар. На сегодняшний день сумма его колеблется в пределах сорока тысяч рублей, но, как правило, жених передаёт больше. Я сделал то же самое, отдал 350 тысяч рублей. На эту сумму невеста покупает всё необходимое в дом, в свою новую семью. Недавно женился брат моей супруги, и я был обязан подготовить огромную коробку со вкусностями и передать в дар его невесте, а ему, по традиции, подарить коня. Но я привёл не коня, а арендовал автомобиль «Роллс Ройс», чтобы забрать из дома невесту.

– Ещё читала о законе гостеприимства, когда гостю отдают лучшее место в доме.

– Ингушская пословица гласит: гость – посланник Бога. В древние времена, когда не было никаких средств связи, случайный путник был единственным человеком, который мог рассказать, что там, за горами, что он видел, что знал. В дом приходили мужчины-соседи и расспрашивали его о новостях. Но в течение трёх световых дней и ночей у гостя не спрашивали, с какой целью он прибыл, даже если это был заклятый враг. Кстати, ингушские мужчины всегда были начеку. Когда ингуш ложился спать, он клал ногу на ногу – в такой позе невозможно расслабиться окончательно. Как только нога падает, ты просыпаешься. И если рядом опасность, ингуш поймёт это, тут же вскочит на ноги. И будет готов защитить свой род.

От купцов до станции метро

– Во всём мире сегодня живёт всего 700 тысяч ингушей. Но у вас самая сохранная культура, традиции чтут, как нигде, и прививают их следующему поколению. Как вы поддерживаете молодых? К примеру, ваших студентов.

– Большую работу проводит наше землячество. В Ростове оно с 2010 года, а в 1999 году была зарегистрирована общественная организация «Чеченцы и ингуши Кавказа». В начале учебного года запрашиваем списки поступивших в ростовские вузы, потом – списки тех, кто нарушает правила трудового и внутреннего распорядка в вузе и общежитиях. Также мы обрабатываем данные по успеваемости студентов, если есть злостные нарушители, высылаем их обратно в республику. В противовес этому мы и поощряем студентов: во время крупных мероприятий, концертов на сцену вызываются лучшие. И там при всех звучит: студент такого-то курса за отличную учёбу поощряется почётной грамотой от представителя главы республики Ингушетия в Южном федеральном округе. Это честь для студента и пример для других.

– Фамилия Гиреев… Где-то я её уже слышала.

– В московском метро (смеётся). Семь поколений назад у меня был предок, которого звали Гиреем. Мои предки Гиреевы – одни из первых строителей железной дороги на Северном Кавказе. И многие мои родственники, в том числе и папа, работали на железной дороге. В Ростове он был ревизором на Пригородном, а потом и Главном железнодорожном вокзале. А про метро я вполне серьёзно говорю. В честь моих предков – там были два известных купца – названа станция метро Новогиреево. То есть, метро названо по одноимённому жилому массиву Москвы, а он, в свою очередь, в честь находившегося на этом месте дачного посёлка, рядом с ним было село Гиреево. Это всё по линии отца. А дедушка по маме Аюб Фаргиев прошёл войну, был награждён медалями за отвагу и, когда при Сталине ингушей высылали из страны, дедушку не отправили в ссылку: его отстояло командование. Для нашей семьи он герой. Такие истории есть во многих ингушских семьях. Сохранение памяти рода – тоже наша традиция, которой мы обязаны тем, что имеем сегодня.

Оставить ответ

Please enter your comment!
Пожалуйста, введите Ваше имя здесь