Посвящается
ингушскому народу, пережившему
годы депортации и сохранившему свои честь и достоинство

Прошедшие так называемые демократические преобразования в СССР на рубеже 1980-1990 годов позволили сделать достоянием гласности исторические события прошлого нашего народа, информация о которых длительное время умалчивалось. К их числу относится депортация ингушей.
Этот вопрос остается наименее исследованным применительно к событиям 40-х годов в Чечено-Ингушской АССР.
После выселения советских немцев (сентябрь-октябрь 1941 года) не пришлось долго ждать очередной волны принудительных переселений. 11 февраля 1943 года на заседании Политбюро ЦК ВКП (б) был рассмотрен вопрос депортации ингушей и чеченцев. Ни один член Политбюро не выступил против выселения «провинившихся» народов. Разногласия появились только при определении сроков проведения спецоперации.
Для выселения ингушей и чеченцев были направлены 96073 военнослужащих наркомата внутренних дел. Заместитель наркома внутренних дел по войскам А.Н.Аполонов представил Л.Берии для утверждения 13 декабря 1943 года предложения по вопросу сосредоточения войск НКВД. По линии органов госбезопасности и внутренних дел выделялось 19 000 оперработников. Доставка личного состава в ЧИАССР была проведена в 3 этапа.
Часть войск третьей очереди была направлена в ЧИАССР из Калмыкии, где они проводили спецоперацию по выселению калмыцкого народа с 28 по 31 декабря 1943 года. Таким образом, из всех войск НКВД, привлекавшихся к насильственному выселению ингушей и чеченцев, около 70 процентов до этого уже участвовали в проведении аналогичных акций. (РГВА.Ф.38650. ОП.1.13.Л.92)
Вся территория ЧИАССР была разделена на 4 оперативных сектора. При разделении на сектора подручные Берии учли численность выселяемого контингента и особенности рельефа местности. В каждом из них старшим оперативным начальником являлся офицер органов госбезопасности, на которого возлагалось вся ответственность за подготовку и проведение спецоперации. Одним из его заместителей назначался офицер внутренних войск.
В середине февраля 1944 года в ЧИАССР прибыли Берия и его подручные псы: Кобулов, Серов и десятка два генералов. 21 февраля руководящих работников из среды ингушей и чеченцев собрали в обкоме КПСС. Других работников, кроме ингушей и чеченцев, не было, за исключением первого секретаря чечено-ингушского обкома КПСС В.И.Иванова и народного комиссара внутренних дел республики Т.Дроздова.
В.И.Иванов сказал: «Товарищи, мы собрали вас по поручению Берии для выполнения особо важного правительственного задания. Вы разбиты на отдельные группы, сегодня же должны отбыть на военных машинах в распоряжение воинских частей, где вам будет сообщено о цели и задаче вашей командировки».
Ингушская группа состояла из А.Мальсагова, Г-М.Ведзижева, А.Бузуртанова,Т.Мальсагова, Т.Кулбужева, М.Яндиева, А.Наурбиева. Возглавлял эту группу Председатель Президиума ВС ЧИАССР Ю.Тамбиев.
В 23 часа 21 февраля члены указанной группы прибыли в г. Орджоникидзе, в Наркомат внутренних дел СО АССР, а оттуда отправились на железнодорожную станцию. 22 февраля в 10 часов ингушская группа была доставлена в правительственный вагон, где у входа находился нарком внутренних дел Северной Осетии Г.А.Токоев. Войдя в вагон, они увидели сидящего за столом заместителя Берии Кобулова и около двух десятков генералов.
Кобулов в упор спросил: «Вы знаете, зачем вас сюда привезли?» Большинство ответили, что нет. На что Кобулов заявил: «Вас собрали, чтобы вы оказали нужную помощь войскам для выполнения решения Советского Правительства о поголовном выселении всех чеченцев и ингушей из пределов Северного Кавказа в другие однотипные в климатическом отношении районы Советского Союза». Далее было отмечено, что в «местах поселения все подготовлено для вашего приема, а вы должны помочь организовать переселение без крови и эксцессов».
Указанной выше ингушской группе отводилась роль переводчиков речей генералов палачей.
В заключение Кобулов издевательски сказал: «Сейчас идет война, фронту нужны продовольствие, оружие, танки, самолеты. Чеченцы и ингуши обязаны производить все это и поставлять армии. Мы не говорим, что ваши народы повинны в предъявляемых обвинениях, но идет война и некогда в этом разбираться».
Солдатам было дано указание при сопротивлении каждого расстреливать на месте. На всякий случай, со слов Кобулова, к границе нашей республики были подтянуты танки и самолеты.
22 февраля завершилась работа по подготовке командно-оперативного состава к проведению спецоперации. Полностью были сформированы оперативно-войсковые группы, в каждую из которых входили один оперработник и два бойца войск НКВД. Такие группы должны были одновременно выселять 4 семьи.
22 февраля на сельских сходах народу объявили, чтобы никто не выходил из дома, мол, намечено проведение военных учений. Утром 23 февраля всех мужчин от 16 лет и старше собрали в специально отведенном месте.
В каждом населенном пункте Ингушетии в то суровое утро перед собравшимися выступали уважаемые односельчан, которые просили «сохранять спокойствие», не поддаваться провокациям, так как солдатам и их начальникам-извергам дана команда стрелять. Всем стало понятно, что подтвердилось самое страшное – их выселяют.
Спецоперация на территории ЧИ АССР началась в 2 часа ночи 23 февраля 1944 года. За один день 23 февраля выселили более 300 тысяч человек, проживавших на равнинной территории республики. В этот день не обошлось без применения оружия и арестов. Об этом Сталину телеграфировал Берия: «Имели место 6 случаев попытки к сопротивлению со стороны отдельных лиц, которые пресечены арестом или применением оружия».
Мужчин с семьями соединяли перед самой посадкой в вагоны. При посадке в вагоны солдаты отбирали у людей понравившиеся им вещи. Вагоны набивали под завязку. Многие семьи были разлучены, оказались в разных вагонах и составах. Тех, кого в то роковое утро не оказалось дома, брали там, где человек попадался. Поэтому многие семьи были разлучены, порою на многие месяцы и годы. Растолкав людей как попало по холодным вагонам, двери задвигались, вешались на них большие замки.
К концу дня 23 февраля появилась первая суммарная сводка о ходе погрузки и отправления эшелонов. По каждой из 27 железнодорожных станций докладывалась информация по числу загруженных и отправленных эшелонов, по количеству размешенных в поездах людей, в том числе детей.
Каждые 6 часов руководители 4-х оперативных секторов докладывали Берии о ходе операции. Самой большой неожиданностью стал мощный мокрый снегопад, начавшийся во второй половине дня практически во всех 24 районах ЧИ АССР.
Так, 23 февраля 1944 года в 24 час. 00 мин. было готово к отправке 39 эшелонов, еще 32 стояли под погрузкой, а 18 уже отматывали сотни километров и тысячи искалеченных судеб. И 134 178 человек, в том числе 42 529 детей, потеряли в тот день свой дом, родину, сменив ее на теплушку, где теплом и не пахло. В среднем на каждый поезд приходилось две с половиной тысячи человек. Где больше, где меньше.
Для сопровождения эшелонов со спецпереселенцами Конвойным управлением НКВД СССР выделялся на каждый эшелон взвод бойцов в количестве 35-40 человек. Эти войска сопровождали спецпереселенцев до мест их расселения.
В отчетных документах на имя Берии эшелоны обозначались индексом «СК» – спецконтингент и трехзначной цифрой – СК-001, СК-220, СК -235 и т.д. К примеру: «СК-381 на станции Уфа Куйбышевской железной дороги, из-за большого количества больных, вагон отцеплен». В следующей телеграмме читаем, что «из эшелона СК-397 на станции Челябинск Южно-Уральской железной дороге сняты несколько трупов женщин и детей и одного старика». Гибли в основном старики и дети. Истощение, воспаление легких и инфекционные болезни были спутниками выселяемых людей.
Переселение осуществлялось по двум направлениям. Основным был южный поток (отмечен на карте Берии коричневой тушью) – 130 эшелонов продвигались по маршруту Астрахань – Уральск. В Илецке 22 эшелона через Орск уходили на Акмолинск. Оставшиеся поезда через Актюбинск направлялись в Кзыл-Орду. На станции Арысь 29 эшелонов катили на Ташкент, Коканд, Ош, Ленинабад. Оставшиеся 66 составов через Чимкент, Фрунзе, Алма-Ату направлялись в район Семипалатинска.
Северный поток (синий цвет), состоящий из 70 вагонов, двигался на Тихорецкую, Волгоград и Куйбышев. Здесь 10 поездов поворачивали на Оренбург и Акмолинск. Оставшаяся часть продолжала путь на Челябинск, но, не доезжая до города, 39 эшелонов двигались на юг – Кустанай, Акмолинск, Караганда и Кокчетав. Оставшийся после Челябинска 21 эшелон, миновав Омск и Петропавловск, шли на Павлодар, где терялись в казахской снежной степи. По всем маршрутам следования было всего 37 станций, где оборудовались так называемые пункты питания. Спасением для переселенцев стало то, что они в спешке сумели с собой прихватить.
Помимо того, вслед за основным народом были депортированы 4 146 человек, проживавших в Краснодарском крае, Ростовской и Астраханской областях и Азербайджанском ССР и других регионах СССР.
Эшелоны товарных вагонов с ингушами и чеченцами в пути следования находились от 12 до 32 суток. Только в период с 23 февраля 1944 года по 1 октября 1945 года численность ингушей и чеченцев сократилось более чем на 91 тыс. человек.
Последним Чечено-Ингушетию покидал эшелон с руководящими работниками республики. Погрузку вещей и отправку проводили без конвоя. Станция назначения – город Алма-Ата.
Высылка народа зимой, без теплой одежды, продуктов, подготовленного жилья была равносильна смертному приговору.
Войска и оперработники НКВД при выселении людей действовали очень жестоко.
24 февраля 1944 года на имя Берия поступила записка председателя комиссии Совнаркома СССР А.В.Гриценко с предложениями: «…О районировании территории бывшей ЧИ ААССР», в которой было расписано, куда и кому передать собственность ингушей и чеченцев.
В архивах КГБ сохранились досье на всех ингушей. В них скрупулезно записаны данные о том, сколько человек в каждой семье, сколько всего…
Характерно поведение наших соседей в те дни. Как написано в книге
«Кавказский меридиан» (стр. 55), заранее более трех тысяч подвод стояли запряженные и готовые загрузить ингушское добро, что и было сделано осетинами, как только ингушей вывезли к железнодорожному вокзалу
г. Орджоникидзе для погрузки в вагоны. Цель тотального ограбления ингушей и захвата их сел, домов и земель была реализована.
В то время и не скрывали своих планов захвата территории соседских народов, облачая их в партийные формулировки.
Опыт таких захват при помощи центральной власти был большим. В 20-х годах территория СО АССР расширилась за счет казачьих и кабардино-балкарских, а в 30-х ингушских земель.
Из доклада секретаря Северо-Осетинского обкома ВКБ (б) К.Д.Кулова на 13 партконференции, проходившей в феврале 1949 года: «В начале 1944 года в жизни нашей республики произошли крупные исторические события. Благодаря постоянным заботам большевистской партии, лично товарища Сталина, в феврале 1944 года Советским правительством были приняты государственной важности решения по дальнейшему развитию и укреплению Северо-Осетинской АССР. К Северной Осетии были присоединены новые районы, среди них – город нефтяников Малгобек, Моздокский и Курпский районы. Вследствие этих мероприятий территория нашей республики увеличилась до 50 % (газета « Социалистическая Осетия», 12 февраля 1949 г.). Что касается Пригородного и Назрановского районов, то о них в докладе даже не упоминалось.
Определенный интерес вызывают данные о количестве населения в Пригородном районе ЧИ АССР на 1 января 1944 года. Так, в Базоркино всего жителей 7566, из них 7205 ингушей, в Яндиево-Гадаборшево – 2102, в том числе 2089 ингушей, в Галгай – 2875, в Камбилеевке – 1534, из них 1502 ингуша, в Реданте – 2081, в том числе 1820 ингушей, в Длиной Долине – 1202, в том числе 1198 ингушей, в Чернореченском – 1932, в том числе 1920 ингушей, в Джерахе – 1883, в том числе 1872 ингуша, в Шолхи – 2383 человека, в том числе 2307 ингушей, в Ангуште – 3411, в том числе 3405 ингушей.
Население Пригородного района составляло 33494 человек, в том числе 32874 ингушей, 256 русских, 77 чеченцев и 287 прочих национальностей. Всего хозяйства, в том числе частных, составляло 7 574 единиц. Это без учета ингушских семей, проживающих в г. Орджоникидзе.
Под грифом «Совершено секретно» под входящим №905 от 31 января 1957 года в секретариат ЦК КПСС попадает письмо министра ВД СССР Н,Дудорова, где вызывает интерес пункт 1 «О количестве спецпоселенцев немцев, чеченцев, ингушей, балкарцев, карачаевцев характеризуется следующими данными:
Выселено ингушей 134178 человек, состояло на учете на 1 января 1954 года – 85065 чел.”
План уничтожения нашего народа был задуман давно и детально, не только в стенах Кремля. Язык, обычаи, вековые традиции, обширная священная земля – все должно было быть забыто и уничтожено.
Выселением ингушей из Пригородного района и г. Орджоникидзе руководил полковник Г.А.Токоев, бывший в тот период наркомом внутренних дел Северо-Осетинской АССР, который позже, будучи на Западе (1951 г.), поведал журналистам о жестокости властей по отношению к ингушам при их выселении.
В адрес И.Сталина в 1944 году обратились руководители СО АССР (Кулов и Мазин), чтобы присоединить к Северной Осетии дополнительно Пседахский, Малгобекский, Ачалукский и часть Сунженского районов бывшей Чечено-Ингушской АССР. Предлагаемое районирование бывшей территории ЧИ АССР было рассмотрено с участием товарищей Даниялова и Алиева (Дагестан ), Кулова и Мазина ( Северная Осетия) , Бахрадзе ( Грузия ) и Иванова (Грозный ). Тов.Иванов и тов.Бахрадзе с предлагаемым проектам районирования согласны. Тов.Даниялов и тов. Алиев просят дополнительно присоединить к Дагестану восточную часть Гудермесского и Курчалоевского районов. Тов. Кулов и Мазин просят дополнительно присоединить к Северной Осетии Пседахский, Малгобекский, полностью Ачалукский и часть Сунженского районов.
Будет уместным сказать, что в результате произвола сталинско-бериевской клики территория Северной Осетии была увеличена не только за счет ингушских и казачьих земель, но и за счет территории Кабардино-Балкарии, из состава которой были изъяты 26 тысяч гектаров земли с 6 населенными пунктами Курпского района.
Предполагалось раньше включить в состав Кабардино-Балкарской АССР два района – Пседахский и Малгобекский. Однако учитывая, что колхозы Кабардино-Балкарии обеспечены пашней в два раза больше чем в Северной Осетии, нашли целесообразным Пседахский район передать Северной Осетии, тем более что после предполагаемого переселения балкарцев, которые занимают территорию около 500 тысяч гектаров, кабардинцы получат освободившиеся земли. (Л. Берия)
Это была и есть позорная страница в истории взаимоотношений народов-соседей.
Бывшая Чечено-Ингушская АССР занимала территорию в 15,7 тысяч кв. километров, на которой проживало 697 тыс. человек. После упразднения республики в марте 1944 года все чечено-ингушское население было выселено в Казахстан и Киргизию. Из 24 районов республики 8 полностью и 4 частично отошли к Грозненской области, 6 районов – Дагестану, 5 – Северной Осетии, 1 полностью и 4 частично – Грузии.
В районы, включенные в состав Северо-Осетинской АССР, переселилось добровольно 55 тыс. человек, в том числе 26 тысяч осетин из населенных пунктов Юго-Осетинской автономной области и 15 тысяч осетин из Северной Осетии. Территория, вошедшая в Грузинскую ССР, осталась незаселенной. В опустевшие села и аулы Чечни и Ингушетии также добровольно (также как в Осетии отбирали по конкурсу лучших коммунистов и комсомольцев) были переселены представители других народов: осетины, аварцы, лакцы, даргинцы, русские и другие.
Указ Президиума ВС СССР «О ликвидации ЧИ АССР и об административном устройстве ее территории …» от 7 марта 1944 года за подписью всесоюзного старосты М. Калинина подвел окончательный итог по уничтожению вайнахской республики и утвердил факт ее разграбления: ЧИ АССР была разделена между ее соседями. Самый большой территориальный пирог ингушских земель достался Северной Осетии.
9 марта 1944 г. выходит Постановление СНК СССР № 255-74 СС «О заселении и освоении районов бывшей Чечено-Ингушской АССР».
5 марта 1944 года состоялось совещание республиканской переселенческой комиссии при Совнаркоме Северо-Осетинской АССР. На повестке дня стоял вопрос о заслушивании информации председателя переселенческой комиссии Бобкина о мероприятиях по проведению переселения населения из старых в новые районы республики. Районные комиссии проводят работу во всех предприятиях, колхозах и совхозах, разъясняют значение проводимых мероприятий и рассказывают о льготах. Оперативно, в течение 2-3 дней, рассматривают все заявления, при этом предпочтение отдают коммунистам, комсомольцам и активистам. Переселенец получает переселенческий билет. Это делается с целью борьбы с самовольным захватом домов и земельных участков.
Председатель Алагирской районной переселенческой комиссии Тебиев просит: «разрешить переселить население в Нижний Джерах, Шолхи, Галгаи. Целиком хотим переселиться в Ангушт».
Секретарь райкома ВКБ (б) Гизельдонского района Басиев просит разрешить переселиться в Шолхи, Ахки-Юрт, Галгаи. Дворов, желающих переселиться, до 800.
Председатель исполкома Дигорского района Туаев согласен с намечаемыми СНК местами переселения. Готовы к переселению 200 семей.
Председатель исполкома Кировского района Козырев сообщает, что 400 семей просят вашего разрешения переселиться в Ангушт, Назрань, Базоркино, Плиево и Гадаборшево.
Более 3 тыс. жителей, желающих переселиться из Дзаджикау (Орджоникидзе) в Ахки–Юрт, Шолхи, Базоркино, сообщает завотделом горсовета города.
Председатель исполкома Садонского райсовета Ревазов просит переселить 650 дворов в с.Сурхахи и Экажево.
Были и такие просьбы, как у председателя исполкома Правобережного района Меликова «укрепить охрану оставшегося имущества после высе-ления, так как имеются факты растаскивания на новых местах расселения».
Вот так-то «насильственно» переселялись на ингушские земли и в ингушские дома наши соседи – осетины.
В марте 1944 года Президиум Верховного Совета Северо-Осетинской АССР (председатель Гаглоев Г.) просит Президиум ВС РСФСР утвердить его постановление о переименовании населенных пунктов (бывшей ЧИ АССР) в новых районах, вошедших в состав Северо-Осетинской АССР. Все отменяемые названия сел – ингушского происхождения, за исключением Длинная Долина, потому что трудно произносимо для осетин (текст по документу).
26 февраля 1944 года в ингушском селе Яндиево (ныне Дачное) Берия взял горсть песка и бросив на землю сказал: «Вот так развеется этот народ по стране и больше не увидит Кавказ».
Цель тотального ограбления ингушей и захвата их сел, домов была полностью реализована. Вот так была завершена операция «Чечевица».
«Выжить должен каждый, выжить любой ценой» – такая цель стояла перед каждым ингушом с первого же дня переселения в далеком сорок четвертом. И многие выжили назло тем, кто организовал эту античеловеческую акцию с единственным расчетом – уничтожить народы вместе со своим прошлым и настоящим. Это стало настоящим испытанием для всего народа, испытанием на стойкость и мужество людей. Надо было выстоять, сохранить язык, веру в жизнь и сохранить культуру. На это потребовалось жизнь целого поколения.
В мыслях каждого ингуша, как в целом и у всех 14 депортированных народов, было одно: «Мы должны выжить любой ценой!» Их давили, уничтожали, убивали веру в будущее, но они выдержали все, молились и верили всей душой.
Ингуши были уверены в том, что они вернуться в свои села, в свои дома, а самое – главное восстановят историческую справедливость, другого пути нет. Никто не должен жить в чужом доме – таков древний и нерушимый кавказский обычай. Всему свое время, свое наказание и своя награда. И это аксиома.
Высокую цену заплатил ингушский народ, как и другие выселенные народы, за несправедливость, произвол и беззаконие. А.Т.Твардовский в поэме «За далью – даль» писал о сталинском произволе, что в «час лихой, закон презрев, он мог на целые народы обрушить свой верховный гнев».
И самое примечательное то, что сегодня бывшие спецпереселенцы не забывают пережитое , часто вспоминая людей проявивших, вопреки всему, доброту и сочувствие.
Для каждого ингуша земля священна, и она помогла выжить в те далекие и близкие дни.
Сегодня в судьбоносное и ответственное для ингушского народа время мы потерпим, объединимся во имя нашего народа, но никогда не откажемся от исторической родины, нам о ней напоминают названия сел: АНГУШТ, БАЛТА , ШОЛХИ , БАЗОРКИНО , АХКИ-ЮРТ, РЕДАНТ , ЛАРС и десятки других.
Каждый из нас (кто считает себя ингушом) должен спросить, что я лично сделал для восстановления исторической справедливости и укрепления ингушской государственности.
Если мы будем вместе и едины, нам по плечу любые преграды…
Данный материал – дань памяти тем, кто погиб мученической смертью, выстоявшим и выжившим, несмотря на превратности судьбы.


Р.Албагачиев

Оставить ответ

Please enter your comment!
Пожалуйста, введите Ваше имя здесь