В ингушском языке есть слова и термины, которым трудно найти точный и однозначный эквивалент в русском. Их отсутствие собственно и является свидетельством особости, уникальности нашего национального характера. Одно из них – явление нравственности, которое мы определяем словами «хоза г1улкх», «г1улкхац хилар» .
Недавно довелось пообщаться по видеосвязи со старым знакомым, живущим сейчас в Ирландии. Говорили о разном, в том числе и о том, как Магомеду живется среди совершенно незнакомой культуры, среди людей, для которых Кавказ и кавказцы, все равно, что нам Эквадор и народы Амазонии.
-Ты знаешь, удивительное дело, у нас много схожего. Вот у нас принято говорить г1улкхаца ва саг, подразумевая предупредительность, жертвенность, красивое обхождение, готовность прийти на помощь. Так у них это тоже очень развито. Когда, например, я по нашей привычке пытаюсь в общественном транспорте или кафе заплатить за друзей-ирландцев, у них это не вызывает никакого удивления. Потому что такое у них тоже очень распространено.

Живущий сейчас в Париже товарищ как-то рассказывал, о том какой красивый г1улкх выказал в отношении него сосед-француз, когда он только приехал в столицу Франции и начал с нуля налаживать свою жизнь в чужом городе.
-Нас заселили в старую, довольно обветшалую квартиру, нуждавшуюся в хорошем ремонте. Состояние мебели тоже было далеко от идеала. И вот сидим вечером с домочадцами такие грустные, думая каждый о своем и звонок в дверь. На пороге мужчина. Представился соседом, пришел, говорит, знакомиться. Несмотря на мой не очень хороший французский, друг друга поняли. Прошелся по нашему новому семейному очагу и ушел. Через некоторое время возвращается и несет деньги. Несколько тысяч евро было. Говорит, «сейчас купи себе хотя бы для начала приличные кровати, себе и детям, ну и все что нужно на первых порах, а потом, как обустроишься, начнешь работать, вернешь. Не вернешь, тоже не беда». Ты можешь себе мое состояние представить в этот момент. Париж и все французы для меня вмиг стали родными людьми, в том смысле, что мне стало в этой стране очень уютно, и я перестал себя чувствовать одиноким и чужим. Хорошие люди есть везде.

Недавно сестре, вместе с сыном живущей и работающей в Рязани по неотложному делу пришлось вернуться домой. Денег, рассказывает она, было в обрез – на билеты и карманные расходы, к тому же подоспел срок расплатиться за квартиру.
-Я позвонила хозяйке квартиры и говорю, Галина Георгиевна, может вы заедете, если не очень заняты, я бы аренду отдала, – рассказывала Зара. Она приехала, стала интересоваться, в чем спешка, почему так неожиданно. Объясняю: родные заболели, хочу быть рядом. А она спрашивает, а как у вас с деньгами. Я сказала, что хватает, но с натяжкой. А Галина Георгиевна мне в ответ: «Ну, как же я у вас в таком случае их возьму, не надо, как приедете, так и расплатитесь. И тогда даже не спешит. Дай Бог здоровья вашим родным, будем за них молиться». В такие моменты так важно почувствовать человеческое тепло, участие. Поэтому я была невероятно тронута этой заботой.

Эта история из осени 2018 года. В Ингушетии только затихли протесты, но люди были еще полны горечи и разочарования от совершенной несправедливости. У знакомого, поехавшего по делам в Махачкалу, на обратном пути, где-то на подъезде к Гудермесу сломалась машина. Подробностей не помню, но что-то с двигателем. По счастливой случайности, неподалеку располагалась СТО. Хасан обратился к мастерам и те без замешек бросились помочь, между делом поинтересовавшись: «Воша, г1алг1ай мехкар ма вуй хьо?».
Не помню, точно какая деталь оказалась причиной неисправности автомобиля, но она, как выяснилось, уже не подлежала ремонту. И тогда мастер говорит, я сейчас поеду и привезу её. Хасану неудобно: «Да, может я сам. Сейчас вызову такси и поеду».
-Никаких проблем, брат. Я сам привезу, – слышит в ответ.
-Привез, поставил и отказался брать плату вообще за все, и за ремонт, и за запчасть, – рассказывает Хасан. Я ему говорю, так не пойдет, хотя бы за деталь деньги возьми. Он в отказ и извиняющимся тоном добавляет: «Братишка, то что между нами происходит из-за этих земель нам простым людям было абсолютно не нужно. Пойми. Хорошо?».

Рассказывает Илез.
-Брат вместе мамой и сестрой на авто выехали на свадьбу в Ингушетию из Москвы. Чтобы на свадьбу попасть свежими и отдохнувшими решили по настоянию подруги матери, живущей во Владикавказе, переночевать у неё. Приехали, а там царский ужин, свежезастланные кровати. Мама, журя подругу, начала ее отчитывать, мол, зачем такие хлопоты. Сын подруги простоял весь вечер у стола и ни разу не присел в знак уважения к гостям. На утро встаем, говорит сестра, и выходим во двор, а там начищенный до блеска наш внедорожник, собравший за предыдущие сутки всю грязь от Москвы до Осетии. Вот и думай после этого, точно ли мы монополизировали весь хоза г1улакх на свете?

Нет плохих народов, есть плохие и хорошие люди.